Заказать консультацию

Знаем ли мы, что такое любовь? — как часто мы в этом ошибаемся…

Знаем ли мы, что такое любовь? - часто нам это только кажется...

  Я бы мог с тобою быть,

Я бы мог про все забыть,

Я бы мог тебя любить…

— Но это лишь игра!

(песня группы «Ария»)

Ах, любовь — любовь..! Нет на свете ни одного человека, которого бы она не волновала — причем не теоретически, а очень лично! Но, что парадоксально, слово «любовь» используют все, а спроси «Что же такое любовь?» — и внятно объяснить почти никто не может… Это несмотря на то, что о любви так много написано и еще больше создано произведений искусства — творцов эта тема вдохновляет, пожалуй, больше всех других.

Очень запутано все у нас с тем, что считать любовью, очень по-разному люди любовь понимают, что часто оборачивается жизненными трагедиями. Не знаю, как вы, но я искала ответ на вопрос «Что такое настоящая любовь, и чем она отличается от иллюзии любви?» лет с двенадцати. И к своим чувствам прислушивалась, и книжки умные читала, и с людьми говорила… Естественно, я очень много ошибалась, но с годами вопрос прояснялся, и теперь я хочу поделиться результатами.

Чтобы от чего-то оттолкнуться, заглянем в Википедию, которая отражает, пожалуй, самое общее представление о любви:

Любовь — чувство, свойственное человеку, глубокая привязанность к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии.

Любовь рассматривается также как философская категория, в виде субъектного отношения, интимного избирательного чувства, направленного на предмет любви.

Да уж, скуповато… «Чувство привязанности и симпатии, избирательно направленное», а чем же оно характеризуется? — Что привязанность, что симпатия могут иметь разные причины и мотивы. Мне почему-то всегда казалось, что одно из главных отличий настоящей любви — это ее бесконечность во времени, чему я потом нашла подтверждение в очень авторитетном источнике.
А еще мне кажется, что любовь должна преображать человека в лучшую сторону и вести его к счастью, — ведь ее так часто считают смыслом жизни и даже «основной созидающей силой во вселенной»? Вот такой я «романтик»! :) Но обо всем по-порядку.

Любовь, как чувство

Однажды, перечитывая классику, я с удивлением обнаружила, что в нашей классической литературе не встречаются такие случаи, чтобы сильная любовь была со счастливым концом. Сказки «Тысячи и одной ночи» и наши сказки часто заканчиваются оптимистическими словами: «И жили они долго и счастливо, и умерли в один день».

Но то сказки, а вот наши литературные гении, признанные знатоками человеческой души и претендующие на реалистичность своих творений, говорят о сильной любви совсем иное. Вспомните, от Шекспира и до Пушкина — хоть одна история великой и страстной любви добром закончилась? Либо влюбленные никогда не соединяются в силу каких-то причин, либо соединяются, преодолев многие преграды, но счастливо им не живется — обязательно умрет кто-нибудь, например. Может, я что-то пропустила? Вы можете привести такой пример из классики, чтобы «жили долго и счастливо»?

Сдается мне, что не спроста наши гении так единодушны в этом вопросе. И что-то они хотели нам этим сказать, предостеречь о чего-то… Вопрос — что? Для начала посмотрим, что же они описывают, как любовь, и что, с их легкого пера, многие и считают любовью?

А описывают они некое всепоглощающее чувство, напоминающее болезненную одержимость, характеризующееся тем, что желание быть с любимым человеком становится для влюбленного важнее всего на свете, даже самой жизни… Он ужасно страдает в разлуке с любимым и безумно счастлив вместе, и эти эмоции могут толкнуть его даже преступления «во имя любви».

Это страстное влечение обычно сочетается с романтической идеализацией возлюбленного, приобретающей прямо-таки религиозные черты — ему (ей) приписываются черты совершенства и воздается поклонение, как богу.

Именно это характерное чувство знакомо практически всем и считается любовью. Как мы сегодня знаем, оно может возникать не только между мужчиной и женщиной, но всегда имеет гормональную окраску. И те, кто после него выжил, знают, что оно проходит через некоторое время — человек от него «выздоравливает», как от болезни. Время для этого требуется всем разное и шрамы остаются, но факт в том, что это чувство проходит. Что не удивительно: любое чувство не может длиться долго — такова уж природа чувств. А как же тогда бесконечность, «вечность» настоящей любви?

Есть мнение, что гормонально-романтическое влечение — это просто «влюбленность», характеризующаяся эгоистичным желанием «обладания» объектом в противоположность «любви», которая жертвенна и забывает себя ради любимого. Но черты жертвенности явно проглядываются в наркоманической любовной зависимости, которая основана не только на гормонах, но и на глубоко запрятанных и нездоровых психологических факторах. А уж какая жертвенность в отношениях жертвы с тираном!

Подробно о зависимости и о том, что с ней делать, мы уже говорили в статье «Любовь или зависимость?» — можете заглянуть. Похоже, что именно такую любовь испытывали герои нашей литературы.  Да, эта зависимость намного сильнее и длится может гораздо дольше, но она-то вообще больная! — Это серьезные психические проблемы, порождающие болезненную зацикленность на одном человеке. Если те врачи, которые занесли «любовь» в справочник болезней, имели в виду ее, то они совершенно правы!

Итак, любовь-чувство, как в легком варианте «влюбленности», так и в тяжелом — «зависимости» всегда сопровождается тем, что человек «не в себе», тем, что это чувство проходит, и, обязательно, страданием. Недаром в русском языке слово «страсть» первоначально имело именно это значение — «страдание». Потому часто люди, пережившие такую «любовь», в ней разочаровываются и либо объявляют, что они «в любовь не верят», либо закрывают двери и окна своей души, чтобы эта напасть больше не вздумала их посетить. И правильно делают!

Что хорошего в болезни, которая лишает человека себя и заставляет страдать? Плюс тут один — сильные страдания, сопутствующие такой «любви» могут побудить человека думать и расти, но именно страдания, а не само это чувство. Сдается мне, что это совсем не любовь, а ее подделка, — на что, возможно, классики нам и намекают. А вы как думаете?

Любовь, как энергия и состояние

Сейчас стали модными книги и тренинги, в основном для женщин, которые учат своих последователей «наполняться любовью». Сами глаголы, которые в таких учениях применяются к любви, указывают на то, что они считают «любовь» некоей «энергией», которая, как и любая энергия, измерима количественно, может накапливаться и тратиться и абсолютно безлична — не только объект, на который она изливается, но и субъект, который ей наполняется, для нее просто сосуд или носитель.

Накопление такой «любви» происходит с помощью вполне определенных технических приемов — сплошная психо-механика! Те, кто успешно проходит такие тренинги,  начинают ощущать в себе переполняющую блаженство и благожелательность ко всему и ко всем, которая изливается или излучается вокруг них. И сам себе он нравится, и всех готов расцеловать!

Это здорово, но согласитесь, что точно такой же эффект может дать воздействие на организм умеренных доз алкоголя? Человек в этом состоянии «любви» напоминает пьяного — он погружен в переживанием своего блаженства и больше ни до чего ему дела нет. Он готов поделиться со всеми своим состоянием, чтобы им тоже стало хорошо, но безлично и пассивно — он воспринимает себя как лампочку, которая светит, или как батарею…

Ничего плохого в этом нет, но он совершенно не готов сострадать, например. Его «хорошо» настолько для него ценно, что он старается эмоционально избегать всего, что может нарушить его блаженство. Ему приходиться все время поддерживать себя в состоянии «любви» посредством специальных практик, потому что временами реальность, в виде жизненных проблем, его все-таки настигает, — по крайней мере, на первых порах. Опять же, ни о каком личностном или нравственном росте и речи нет — все забота о поддержании себя «в состоянии».

Наверное, и для человека, и для окружающих, лучше, чтобы он находился в таком блаженном состоянии, чем если бы он ныл и раздражался. Но причем тут любовь, если мы знаем, что любовь — это все-таки «субъектное, избирательное отношение»? Возможно, это состояние так назвали потому, что в нашем языке нет для него подходящего слова,  или потому, что оно имеет некоторые черты сходства с тем, что бывает в счастливыми моменты любви-чувства — желание любить весь мир.

В основе таких книг и тренингов лежат эзотерические или восточные мистические учения, а у них там настолько другой взгляд на жизнь и на человека, что найти в нашей культуре аналоги для их понятий практически невозможно. Но все-таки, называть эту загадочную энергию и состояние «любовью», по моему, нельзя — хотя бы по причине их безличности.

Впрочем, и без восточных практик часто бывает, что человек ищет не другого человека, а самого состояния влюбленности. Такое состояние тоже безлично — не суть важно, по поводу кого или рядом с кем оно испытывается. Романическое удовольствие и эмоциональный подъем — все эти «вздохи на скамейке и прогулки под луной» становятся самоценны. О них и мечтает человек, мечтая «о любви», а совсем не о другом человеке и не об отношениях с ним.

Когда же реальные отношения ставят перед ним какие-то вопросы и задачи, когда реальный другой человек пытается обратить его внимание на свое существование, то он тут же «разочаровывается». Наш «влюбленный», еще вчера клявшийся в «вечной любви», объявляет что «встреча была ошибкой», отказывается от этих отношений и идет искать беспроблемные «вздохи» с другой (с другим). Знакомо вам такое? Эта «романтика» не менее, чем зависимость, воспета во многих наших стихах и песнях, и ее тоже любовью назвать нельзя.

Что же получается? Все представления о любви, которые у нас распространены, оказываются ошибочными и на настоящую любовь не указывают? — По крайней мере, меня они не удовлетворяют. А Вас? Но пока мы разобрали вопрос только «от противного», то есть то, что любовью не является.

Но тогда что же такое «любовь» и существует ли она вообще? Могу вас обнадежить — существует! Но в одну статью все не укладывается, читайте о настоящей любви в следующей. А пока мне очень интересно ваше мнение: согласны ли вы, что то, что здесь описано — не любовь? А если не согласны, то почему?

Если интересно, можно познакомиться с размышлениями о любви участников конкурса «Что такое любовь?», который проходил на этом сайте с 8 мая по 23 июня 2013 года. И конечно, не забудьте подписаться на обновления, чтобы ничего не пропустить.

© Надежда Дьяченко
Надежда
Психологическая помощь в развитии личности и решении личностных и семейных проблем, поддержка в выходе из деструктивных отношений ► ЗАКАЗАТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ ◄
Home » Психология личности » Знаем ли мы, что такое любовь? — как часто мы в этом ошибаемся…
57 Знаем ли мы, что такое любовь? — как часто мы в этом ошибаемся…
  1. Евгений

    Любовь — сила, аффективная или физическая, влекущая одно существо к другому вследствие некоторой близости между ними, так что существо, испытывающее её, присоединяется или стремится присоединиться к другому существу достаточно тесной связью. ( cnrtl.fr/definition/amour )

    Определение французских языковедов.

    Ответить
    • Надежда

      Евгений, ужасное определение! Во-первых, оно внутренне несогласованно. «Сила влекущая» — это что? «Вследствие близости» и одновременно «стремление присоединиться» — так что из двух? :))) А во-вторых, насколько можно понять то, что авторы столь косноязычно выразили, это про банальные гормоны, а не про любовь.

      Ответить
      • Евгений

        Спасибо. Это значит, что я исключительно плохо перевёл. Потому что в оригинале давалось определение вообще любой любви, включая и физическую страсть людей. «Существо» — не только человек, но и камень, например: камень падает на землю, потому что любит её (была такая древняя теория). «Сила» — «attirance» (можно перевести: притяжение). Не сама забота, а то, для чего или из-за чего она. Ясно, что у поступков есть и «зачем», и «почему».

        Ответить
        • Надежда

          Евгений, если так, то это определение и вовсе бессмысленно. Потому что тогда это определение широкого понятия «притяжение» — зачем его еще и «любовью» называть? Если 2 понятия обозначают одно и то же — одно лишнее.

          Ответить
          • Евгений

            Это притяжение между предметами, способными руководствоваться целями. Если считать, что у камня нет целей, то нет и любви. А, скажем, у христианского бога цели есть, они направляют его помыслы к людям — в данном случае, к благу людей, — и потому разумно говорить, что бог любит людей.

            Лично я считаю, что не нужно вводить отдельные понятия для «хороших» вещей и «отдельные» — для плохих. Потому что иначе оценка становится частью понятия. А оценка основана на нравственном чувстве, но не на понятных критериях, и это почти неизбежно. В христианстве о добре и зле как раз судят раздельно, и это мне не кажется верным.

            Ответить
            • Надежда

              Евгений, притяжение — это когда на объект действует некая сила, его обеспечивающая, он же к ней в пассивной позиции. Если мы говорим о «руководстве целями» — это будет стремление, активное действие, но никак не «притяжение». «Я стремлюсь» и «меня притягивает» — разницу видите? У «предметов» стремлений быть не может. Руководствоваться целями / стремиться может только субъект. Это первое.
              Второе. Даже если «забыть», что руководство целями — это определение «стремления», то как определение любви оно все равно не годится. Как минимум, потому что цели бывают разные ;) Надеюсь, примеров не надо приводить? В общем, смешно, когда люди пытаются давать определения, не имея необходимого для этого уровня мышления и / или не владея понятийным аппаратом в области, о которой рассуждают. Не вижу смысла дальше обсуждать это недоразумение каких-то французов.
              К чему Вы в контексте нашего разговора вдруг заговорили о каких-то «нравственных оценках», я не поняла — вроде как не было у нас речи ни о чем подобном.

              Ответить
              • Евгений

                Предметы, способные руководствоваться целями, — это и есть субъекты. Должно быть обобщительное понятие для субъекта и объекта. Подведение позитивных и негативных явлений под одно и то же понятие (любовь) — намеренное. Отличительная черта — конечная нацеленность именно на предмет любви. Соответственно, я абстрагируюсь от различия между «я стремлюсь» и «меня притягивает». Хотелось бы избежать переходов на личности.

                То, что вы хотите определить, больше похоже не на «love» («amour»), а на «charity» («charité»). Но в ней тоже могут быть негативные стороны, надо полагать…

                Ответить
                • Надежда

                  Евгений, почему это «должно»? «Обобщительного понятия» для противоположных по сути категорий не только не должно быть — его быть не может, ибо это противоречит сути :))) Может быть мета-категория, в которую входят оба понятия, но и она определяется как отличная от другой мета-категории и никоим образом не является «обобщительным понятием». Пример: черное и белое — цвета (мета-категория), а цвет — некая характеристика объектов материальной реальности, отличная от, скажем, веса, формы, звука…
                  О каких «позитивный и негативных явлениях» Вы говорите? Откуда тут взялись эти эмоциональные оценки? Вроде как у нас речь о СУТИ явления, так? Вы можете абстрагироваться от чего угодно, и наверное, имеете на это свои причины. Однако, если мы говорим не о Вас, а о корректном определении понятия «любовь», то учет разницы объекта и субъекта, так же как и пассивной и активной позиции, принципиален. И еще раз — не вижу смысла обсуждать фейл Ваших французов, как определение явления любви. Тонкости французского языка тоже не имеют никакого отношения к теме.

                  Ответить
                  • Евгений

                    Субъект и объект относятся друг к другу не как чёрное и белое, а как яблоко и груша. Естественно, не в классической философии. У субъекта есть очень важные дополнительные характеристики: он имеет цели. Есть и общие с объектом черты.

                    Нравственные понятия вы вводите сами. Вы определяете: «любовь есть сознательная забота о благе любимого» (говорю по памяти). «Благо» — нравственное понятие. Соответственно, вы не определяете его суть, а описываете его. Развитие, и т. п. Мы можем отличить благо от того, что плохо, — но не потому, что мы знаем его суть, а по нравственному чувству.

                    Могут быть корректными разные определения. Если угодно, так мы определяем разные понятия, но вопрос в том, какое понятие интереснее и операциональнее.

                    Ответить
                    • Надежда

                      Евгений, субъект и объект относятся друг к другу даже радикальнее, чем черное и белое. Это черное и белое можно сравнить с «яблоком и грушей», как всего лишь разные цвета цветовом ряду и сказать, что их противопоставление условно, но никак не S и O. Способность целенаправленно действовать — не «дополнительная», а ЕДИНСТВЕННАЯ характеристика субъекта. «Субъект — лицо действующее, в противоположность объекту (подлежащему воздействию)». Таково значение этого понятия. Если у Вас какая-то своя альтернативная «философия», тогда будьте добры вводить и свои понятия, определяя их как Вам угодно. Попытки же на ходу придавать «свое» значение базовым терминам только вносят путаницу в дискуссию. Если это делается сознательно, то это демагогия.
                      Вообще-то понятия «благо» я не вводила. Я пользовалась определением любви Фромма, как «активной заинтересованности в жизни и развитии объекта любви». Впрочем, могу согласиться и с «благом». Однако, мы тут с Вами всю дорогу разбирали не мое определение, а Ваше, где ничего подобного не было. И в предыдущем сообщении я спрашивала об «эмоциональной оценке», а не о «нравственности», а это тоже разные вещи ;) Вы сознательно осуществляете эти подмены?
                      Определения у сложных понятий могут быть разные и могут дискутироваться. А у разных понятий, разумеется, они разные. Но чтобы быть корректными, они должны отвечать соответствующим критериям ;) Вы теперь утверждаете, что определяете какое-то иное понятие — не «любовь»? Ок, тогда какое же, и зачем это здесь? Чем обоснуете такой неожиданный поворот, как смена предмета обсуждения с определения любви на Ваш «вопрос»?

                      Ответить
                    • Евгений

                      Тут без разницы, какой «философией» пользоваться. Суть не меняется: в примере, где камень любит землю, камень — это субъект. Земля — может быть и тем, и тем. Присвоить чему-то цели и способность к деятельности — это, как понимаете, несложная мыслительная операция.

                      Не нужно меня поучать о том, как вести дискуссию. Думаю, я это знаю не хуже вас. Если что-то не устраивает — окей, разговор не сложился.

                      Об эмоциональных оценках вы заговорили напрасно, так как речь всю дорогу шла о благе и о нравственном чувстве. Именно, я выделил ту черту, которая делает ваше определение нерабочим. Опора — в явном или неявном виде — на понятие блага.

                      Я считаю, что вы определяете не любовь, а что-то другое. Это что-то ближе всего к charity. А с любовью всё слишком просто и нечего обсуждать: притяжение субъекта к кому бы то ни было или к чему бы то ни было, где предмет любви — не промежуточная цель, а окончательная. Любовь к деньгам, любовь к царю, любовь к отцу, любовь к женщине. Ваше понятие бесполезнее, но интереснее.

                      Ответить
                    • Надежда

                      Евгений, н-да, Вы просто талдычите «определение» своих французов… Так и осталось загадкой, что вы хотели этим сказать и зачем поддерживали эту беседу, которую, видимо, не считаете «дискуссией». Но разговор не сложился — это точно :)

                      Ответить
                    • Евгений

                      Аналогично. Целью беседы был обмен мыслями.

                      Моя мысль была, в сущности, о языке: словом «любовь» обычно обозначают то, что обозначают французы. Ваше понятие — понятие Фромма — более специальное и имеет к этому обычному понятию мало отношения. А польза от него — сомнительна. Результат — путаница. Непонятно, зачем было городить огород. Ламентации в начале текста — не убеждают, так как неясно, зачем надо искать нечто «настоящее» и отделять от «ненастоящего». Вождём при отделении всё равно остаётся чувство — нравственное чувство, — а не разум. В этом смысле — ничего нового.

                      Ответить
                    • Надежда

                      Евгений, Вы подменили предмет разговора — с сущности на «язык», да еще и почему-то французский, а потом долго вокруг этого «городили огород» — и все для того, чтобы в финале просто высказать ничем не аргументированное «фэ» в стиле нижних ступеней пирамиды Грема? И это Вы называете «обмен мыслями?! :))) Ок, за столь блестящее «ведение дискуссии» Вы достойны премодерации!

                      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

* Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь с политикой конфиденциальности